Эмблема
Ольга Александрова
Ольга Александрова
RU-CENTER. Регистрация доменов. Хостинг
Яндекс.Метрика

О спектакле Тристан и Изольда

Этот спектакль — новаторский по сценическому языку — в то же время истинно традиционный. Этот парадоксальный сплав возникает потому, что постановщик Ольга Александрова попыталась соединить опыт психологического реалистического театра с древними мистериально-религиозными корнями сценического действа. Отсюда очевидные плюсы и положительные стороны постановки, и её же спорные, проблемные моменты.

Постановщик меняет в известной легенде о Тристане и Изольде территорию скитаний Тристана: если первая часть сюжета разворачивается в Корнуэлсе и Ирландии, тот вторая — на древней Арской земле, родине древних удмуртов. Антитеза в сопоставлении Изольды Ирландской И Изольды Удмуртской — это попытка говорить о диалоге, споре, соперничестве, взаимопроникновении двух культур и двух традиций: кельтской и удмуртской, европейской и азиатской. Символика здесь ясна: века и тысячелетия развели народы по разным географическим и этнографическим территориям, но корни наших цивилизаций — общие как и наша человеческая природа. Едины и близки человеческие страсти, мысли, переживания.

Эта режиссерско-авторская идея сказывается уже в том, как Ольга Александрова работает с художником-постановщиком Борисом Науменко и художником по костюмам Людмилой Молчановой. Симметрично решение пространства: общее расположение декораций и, соответственно, мизансцен персонажей в первой, и во второй части. Схож абрис костюмов, головных уборов и предметов быта в «кельтской» части и в «удмуртской»; сходна и символика цвета.

Этот параллелизм и зеркальность последовательно проводятся режиссером в мизансценах первой и второй части — при этом, в целом, удалось избежать буквального. Основной символический ряд понятен: через схожесть пространственных мизансценических режиссерских решений открывается и утверждается не только глубинная общность культур и взаимоотношений с материальным, социальным, духовным, мистическим, в разных национальных традициях, но и родство переживаний, родство понимания вечных истин на уровне конкретной личности, конкретного любовного треугольника — Тристана и двух Изольд.

Правда, неторопливость повествования о любви Тристана и Изольды Ирландской, в первой, лирико-драматической части, приводит к некоторой монотонности ритма, но этот ритм резко меняется во второй, мистериальной части, становясь стремительным, и захватывающим. Возможно, современным актерам не всегда по силам этот сплав романтики, лирики, психологического реализма и мистериальность. И тогда подлинность переживания и импровизации уступает место актерской старательности и послушности режиссерской воле.

Архитектоника зрелища, которое умело, целеустремленно и изобретательно строит режиссер, полно ярких многозначных символов. Например два белых полукруга, две половинки Мира, которые соединяются в полный круг когда сливаются воедино судьбы и чувства Тристана и Изольды. Но оборотная сторона этой знаковости и выстроенности — жесткая структура, в которой чрезмерно зажата творческая воля актера.

В этой работе твердая, умелая рука, крепкий профессионализм, обширные знания и ориентированность в национальном мировом культурном процессе позволили Ольге Александровой создать неожиданный по художественному языку, живой, яркий и по настоящему самобытный спектакль.

Марк ЗАХАРОВ
Художественный руководитель Московского театра «Ленком»
7 апреля 2000 года

© Александрова О.Я. 2006 -2014